Золотая Серия. Сборник "Водоворот"

Золотая Серия. Сборник "Водоворот"

                          СКОРО! ЗДЕСЬ БУДЕТ ССЫЛКА НА КНИГУ 3Д!

Редакторы и составители – Раткевич А.М., Пискун Л.Г.

Водоворот: Стихотворения и проза. – Киев: 

Писатель в интернет-пространстве, 2020 – 228 с.

«Водоворот» – восьмой сборник участников Народного литературного объединения «Полоцкая ветвь», начавшего свою творческую работу с апреля 1989 года. В издании представлены стихотворения и проза на разные темы: патриотические, философские размышления, о любви, юмористические произведения. Книга предназначена для широкого круга читателей.

                                                    ИЗ СБОРНИКА:

АЛЕКСАНДР ГУГНИН

Новая жизнь

Поёт душа – опять преодолела
Очередной гремучий перевал
И взмыла ввысь, и тучи пролетела,
И опустилась тихо на привал.

Всё внове здесь. И местность не 
знакома.
И птицы не по-нашему поют.
Кто скажет нам, когда мы будем дома,
Где любят нас и без упрёков ждут?..

Ну, а пока – так хорошо в долине
Лежать и знать, что научился ты
Терпеть и ждать. И находить в пустыне
Там, отродясь  не росшие цветы.

         Свет

Свет родных заветных далей –
Там, за пологом души.
Смысл таинственных скрижалей
Обними и расскажи.

Нет имени и нет названий
Мест, куда стремишься ты, – 
Из туманных очертаний
Смотрят давние черты:

То изгибом небывалым
Вдруг открывшейся реки,
То приветом запоздалым,
Полным сбывшейся тоски.

АЛЕКСАНДР РАТКЕВИЧ

                  Небесный холст

Небесный холст, что звёздами украшен,
мне стал не притягателен, а страшен.

Бывало, я ночами любовался
как он сияньем серебра переливался.
Как сквозь его таинственное тело
комета прозорливая летела.

И в этой ткани звёздной и нетленной
мне слышалось дыхание Вселенной…

Теперь не то. И я на холст небесный
смотрю в растерянности бессловесной.

Я знаю: за его заветной красотою
таится смерть прозрачной пеленою.

Там, в глубине, где звёздные скопленья
свершают без конца столпотворенья,

где сердце галактической спирали,
сжимаясь, расширяется едва ли,

там, в пелене безмолвной и незрячей,
там, в глубине, холодной и горячей,

сокрыта тайна, как в яйце игла,
что вечность тоже чахнет, как зола.

Зелёный дым

Одуванчиковый май. Ландышевый запах.
В небо бабочка летит, вся в цветных накрапах.

На лугах сочится сок молодой травою.
Обзаводится сирень свежею листвою.

На болоте, как оркестр, квакают лягушки.
Вылез сморщенный сморчок на лесной опушке.

На полях лежит ковёр бархатных озимых.
Чибис крылья распростёр в небесах незримых.

Перезвоном занялись жаворонков стаи,
А грачи, взлетая ввысь, выдумали граи.

Комары пустились в пляс в облаке летучем;
майский жук, как вертолёт, 
                                           вдруг рванулсяк тучам.

Приоделись в изумруд стройные берёзы.
Встрепенулся древний дуб, ожидая грозы.

На полянах зацвели глазки земляники –
золотистые зрачки и ресничек блики.

Мать-и-мачеха цветёт буйной желтизною.
Сон-трава к себе зовёт сонной синевою.

В поймах рек растёт щавель. Выпадают росы.
Расцветает ярко ель. И сверкают косы.

От фиалок окоём выкрашен лазурью.
Небо, словно человек, распрощалось с хмурью.

Стаи стриженных стрижей стрелами стремятся
через все заботы дня к солнцу приподняться.

В чаще льются песнь дрозда, пеночкины трели,
из кустарника слышны крики коростели.

Соловей во всю свистит, флейтой льёт зарянка.
Лес звенит от пенья птиц, как звенит тальянка.

Сад белеет, ветра шум сдержанней и глуше,
как невесты под фатой яблони и груши.

За лосихой семенит дымчатый лосёнок,
за медведицей бежит бурый медвежонок.

Работяги-муравьи, санитары леса,
строят здания свои без лесов и стресса.

Машет крыльями вальдшнеп, 
                                             споря с поднебесьем,
издавая «хорк» и «цык» по-над мелколесьем.

Щука мчится за живцом, за червем - плотвица.
Нерестится окунь, лещ тоже нерестится.

В иле роется карась, жабры раздувая – 
тоже чувствует нутром наступленье мая.

На опушке в цвет пошёл молодой шиповник.
Вот и кончилась весна – годовой садовник.

Навалился май на нас всем весенним весом
И висит зелёный дым над травой и лесом.


ЛИДИЯ ПИСКУН

Молчание

Пусть говорят: «Молчанье – знак согласия»,
Но я-то знаю, что молчанье – крик души,
И сколько гневной речью не души
Молчание, – безмолвье громогласия,
Отчаявшись, слагает гимн души.
Звенит оно беззвучными аккордами,
Но я-то знаю, что симфония слышна
И что способна заглушить она
Тирады скверны слов, летящих ордами.
Молчаньем уст – звучит души струна…

                       Хамистаган 

Прими, Огонь, мои печали,
Невзгоды всех прошедших лет.
В Хамистаган мой дух отчалил,
И дымкою растаял след.
Былой любви услады жизни
И груши дивный майский цвет –
Всё брошено к подножью тризны.
Танцуй, Огонь! Блистай, Поэт!
Гори душой, пылая жарко!
Мы в этот мир – не навсегда,
В последний раз я вспыхну ярко,
Как в небе утреннем звезда…


ТАМАРА КОВАЛЕВА

Серебристый самолёт

Серебристый самолёт
В небе бирюзовом
Разбивает сердца лёд
Мне протяжным зовом.

Он зовёт в просторный край,
Где печаль забыта,
Где царит воздушный драйв
Над мещанством быта,

Где танцуют облака
В ветре вдохновенья,
Бесшабашные слегка,
Как любви мгновенья…

      Пейзаж граффити

Пейзаж граффити за окном – 
То осень дерева раздела,
И нет ей никакого дела
До тайной грусти без предела,
Переплетённой чутким сном...

Пустынно в доме: ночь и я.
На подоконник бликов тени
Ложатся, освещая стены...
И сердце жаждет перемены – 
Стучит: «Тук-тук, ничья-ничья»...

А в это время кто-то ты
Рисуешь стол, бокал – не ново.
Стираешь... И рисуешь снова...
А сердце требует земного – 
Диктует рисовать цветы.

Пейзаж граффити за окном – 
В пейзаже смелом и цветном
В осеннем розовом огне
Увидел ты меня в окне.

НАТАЛЬЯ ИВАНОВА

MR. VOICE*

Памяти Алана Рикмана

Звуки эти мне ждать доколе?
Мир немой. Потому – не мой!
Голос Ваш – силовое поле
Меж любовью земной и мной…

Волхвование обертона – 
Вся Вселенная стала – слух.
Мятный ветер, глоток озона…
Неподвластен Вам тот, кто глух!

Пусть отыграна жизни карта,
Грусть безмолвная душит пусть – 
В голос Ваш, будто в чёрный бархат,
Я, озябшая, завернусь…

                          * * *

Разметавши колодой Таро
Листья (черви и прочие масти),
По-цыгански, хитро и мудро
Осень снова гадает на счастье…

Подоткнув свой линялый подол
В глубине загрустившего сада
Осень, сев за покинутый стол,
Всё не сложит пасьянс листопада…

Сбивши сетку долгот и широт,
Что постыла за годы скитаний,
Осень слёзы усталости льёт,
Спутав координаты свиданий.

Где же счастье? Где таинства встреч?
Как найти траекторию фарта?
Нет, не стоят искания свеч:
Осень запросто путает карты…